О проекте Новости Достопримечательности Безопасность Партнеры Фото Видео Статьи Погода Реклама Контакты





+7 (343) 269-21-44, +7 -953- 007-30-43
info@snowroads.ru


Участок трассы 1.
Свердловская область


1.1 Екатеринбург – Староуткинск
1.2 Староуткинск – Серебрянка
1.3 Серебрянка – гора Качканар
1.4 Гора Качканар – Павда
1.5 Павда – т/б «СК»
База «Серебрянский Камень»
1.6 Т/б «СК» – т/б «Звезда»
1.7 Т/б «Звезда» – т/б «Крив»
1.8 Т/б «Крив» – т/б «Вижай»
1.9 Т/б «Вижай» – т/б «Елестур»


Участок трассы 2. ХМАО

2.1 Т/б «Елестур» – Усть-Манья
2.2 Усть-Манья – Няксимволь
2.3 Няксимволь – Няйский Кушник
2.4 Няйский Кушник – Воленпауль
2.5 Воленпауль – Саранпауль
2.6 Саранпауль – Хулга


Участок трассы 3. ЯНАО

3.1 Хулга – Овалынгорт
3.2 Овалынгорт – Евыргорт
3.3 Евыргорт – Вергина-Войкар
3.4 Вергина-Войкар – т/б Варчата
3.5 Т/б Варчата – Шурышкары
3.6 Шурышкары – Салехард

На снегоходах по Северному Уралу, ч.2. Вперед и вверх
Невиданные красоты замороженного Конжака

Сейчас, когда за окном чуть выше нуля, вспоминать оперативную фотосессию на Йовском плато, когда я чуть не отморозил два пальца, как минимум забавно. Но даже сейчас я чуть-чуть завидую самому себе, потому что еще раз увидеть что-то столь же сногсшибательное у меня получится нескоро. А попали мы туда практически случайно: Северный Урал, воспротивившись нашей попытке проложить по его груди кусок глобальной снегоходной трассы «Север», взамен предоставил нечто потрясающее.

Первый день нашей многотрудной экспедиции закончился возвращением на турбазу «Серебрянский камень», которая несколько часов назад вполне доброжелательно с нами попрощалась — и, думалось, уже насовсем. Однако, как говорится, что-то пошло не так. Честно говоря, вернувшись, я был искренне уверен, что завтрашний день предпочту провести в блаженном ничегонеделании, так были тяжелы эти 45 (и плюс еще 45 обратно) километров. Но военный совет группы, собравшийся за ужином, порешил, что установившаяся чертовски морозная погода вполне дозволяет недалекие радиальные путешествия. Услышав многословные обещания чего-то весьма впечатляющего, а также интригующие слова «самая высокая вершина области», я подумал, что уж это-то приключение без меня точно не обойдется. А отсыпаться будем как-нибудь потом.

Оказалось, что группе предстоит — ни много, ни мало — подниматься на гору Конжак. Но, как известно, гладко было на бумаге… До вершины горы от места нашего базирования было всего около 20 километров, и на словах планируемое путешествие выглядело легкой прогулкой по сравнению с экстримом первого дня. Тем не менее, и эта поездка выдалась весьма нелегкой. Но сейчас, вспоминая те приключения, я понимаю, что отправился бы туда снова, даже зная, что именно меня ждет.

Все усилия, потраченные на дорогу до Конжака, с лихвой компенсировали те красоты, которые открываются даже не с самой вершины — с так называемого Йовского плато, от которого до макушки Конжака еще примерно 300 метров вверх. Но о красотах позже. Еще один вывод, к которому я пришел после экспедиции, очень прост: хочешь уверенно ехать на снегоходе по неведомым местам — качай бицепсы. Пробираться верхом на «снежике» сквозь лесную чащу — отнюдь не тривиальная задача, учитывая количество снега под траком и лыжами, и ту частоту, с которой склоны горы утыканы деревьями.

Словно нерадивый повар опрокинул над кастрюлькой Конжака солонку с семенами.

Иной раз казалось, что тут и пешком не вдруг пройдешь, а тебе приходится протаскивать сквозь расщелины между деревьями немаленькую машину... В общем, поворот вокруг вековой сосны в три приема за счет перетаскивания лыж снегохода собственными руками — это банальная ситуация, поверьте на слово. Бывало и веселее.

Например, когда ломается снегоход. Казалось бы, за первый день экспедиции мы могли привыкнуть к тому, что с ними это порой случается, особенно в такой дикий мороз. Но в подобной ситуации каждый раз — как первый раз. Причем в скорейшем восстановлении работоспособности техники заинтересован не только ее наездник, но и все, кому не повезло оказаться позади. Экспедиция по лесу идет «цугом», в затылок друг другу, и объезд неожиданно занедужившей машины связан с необходимостью прокладывать новую петлю — а это получается далеко не везде. Таким образом, понятие взаимопомощи приобретало на наших глазах новое, необычное звучание.

А вот починка японского снегохода уральским молотком воспринималась уже как нечто совершенно обыденное: управляемость снежной машины в лесу оказалась на диво существенной деталью, поэтому со смерзшимися рулевыми тягами расправлялись уже на скорую руку. Тем не менее, несмотря на все усилия, один снегоход все же умер окончательно — и дожидался возвращения группы на подступах к Йовскому плато, на границе леса, а обратно возвращался на буксире.

Безлошадных же забрасывали на вершину по очереди, на живых машинах.

И это определенно стоило всех пережитых мучений. Виды, открывающиеся на закате морозного дня с Йовского плато — это одно из самых впечатляющих зрелищ, которые я видел в своей жизни, а повидал я немало. С одной стороны, этим действительно стоит гордиться — тем, что тебе довелось увидеть нечто, ранее невиданное. С другой — искренне жаль, что подобного зрелища лишено подавляющее большинство жителей Урала. Ведь для того, чтобы насладиться этими красотами, нужно как минимум встать с дивана. А усилия, которые для этого нужно затратить, для большинства наших сограждан отчего-то оказываются непереносимыми...

Со своей стороны, я уверен, что ближайшим летом повторю восхождение на Конжак тем или иным способом (вероятнее всего, пешком). Очень хотелось бы посмотреть на те же самые места в теплое время года. Как максимум — я заново открою их для себя с неожиданной стороны. Как минимум, таким образом я исключу опасность отморозить пальцы, которые нынче остались при мне, по большому счету, только благодаря Константину Кузнецову, руководителю нашей экспедиции. Впрочем, и за все остальные радости этой экстремальной поездки стоит благодарить в первую очередь его — и за эмоции, и за небывалые ощущения, и за знакомство с потрясающими людьми, искренне увлеченными природным туризмом.

Константин вообще горазд на разные по-хорошему сумасшедшие идеи. Почему бы, например, не взобраться на снегоходах на знаменитейший перевал Дятлова? Отчего бы, например, не поохотиться с фотоаппаратом на каменных идолов плато Маньпупунер, овеянного языческими легендами? Почему бы, в конце концов, просто не постоять на берегу Северного Ледовитого океана? Когда еще доведется — жизнь, как известно, коротка и наша задача — сделать ее максимально насыщенной. Путешествие — один из самых простых и емких способов этого добиться.

Дмитрий Елизаров
25 февраля 2015 года