О проекте Новости Достопримечательности Безопасность Партнеры Фото Видео Статьи Погода Реклама Контакты





+7 (343) 269-21-44, +7 -953- 007-30-43
info@snowroads.ru


Участок трассы 1.
Свердловская область


1.1 Екатеринбург – Староуткинск
1.2 Староуткинск – Серебрянка
1.3 Серебрянка – гора Качканар
1.4 Гора Качканар – Павда
1.5 Павда – т/б «СК»
База «Серебрянский Камень»
1.6 Т/б «СК» – т/б «Звезда»
1.7 Т/б «Звезда» – т/б «Крив»
1.8 Т/б «Крив» – т/б «Вижай»
1.9 Т/б «Вижай» – т/б «Елестур»


Участок трассы 2. ХМАО

2.1 Т/б «Елестур» – Усть-Манья
2.2 Усть-Манья – Няксимволь
2.3 Няксимволь – Няйский Кушник
2.4 Няйский Кушник – Воленпауль
2.5 Воленпауль – Саранпауль
2.6 Саранпауль – Хулга


Участок трассы 3. ЯНАО

3.1 Хулга – Овалынгорт
3.2 Овалынгорт – Евыргорт
3.3 Евыргорт – Вергина-Войкар
3.4 Вергина-Войкар – т/б Варчата
3.5 Т/б Варчата – Шурышкары
3.6 Шурышкары – Салехард

Гонка на «железных собаках»
в балаклавах, намертво примерзших к лицу, обмотанные обледеневшими шарфами, мы были похожи на гангстеров, собравшихся грабить северный полюс. почему вымерли мамонты в ледниковый период, мы прочувствовали на своей шкуре, когда в начале января приехали на северный урал кататься на снегоходах.

Трасса гонки – это 3200 километров борьбы за выживание. Опасные ледяные ущелья, снежные бури, крутые горные хребты. Именно в этом заполярном крае проводятся самые опасные в мире соревнования на снегоходах. Но Уральский хребет – не менее экстремальное место.
Первая в России снегоходная трасса «Север», которая должна пройти от Екатеринбурга до Северного ледовитого океана — это 2500 км чистого адреналина


В теплой избушке было жарко от печки, и вылезать на улицу совсем не хотелось. Уютно храпели мои коллеги-журналисты, а безжалостный термометр показывал минус 40 градусов. Но все удобства были на улице, поэтому пришлось утепляться и бежать к домику под названием «Ж».

На рассвете туристическая база «Серебрянский камень» выглядела как в сказке. Уютные бревенчатые избушки, дымок из труб, мягкие, как пуховые перины, сугробы… Нарушали это безмолвное великолепие только хруст моих валенок и недовольный рев снегоходов. Вокруг гудящих машин толпились мужики.

Уральская природа с ее неповторимым рельефом, лесами и полосками незамерзающих рек как будто специально созданы, чтобы снегоходчики могли получить здесь максимум удовольствия


– Это наша любимая игра под названием «Заведи свой снегоход, когда на улице ниже, чем минус тридцать», – радостно сообщил наш предводитель Константин Кузнецов и ударил по машине кувалдой. Недаром говорят, «против лома – нет приема!». Снегоход сразу же ожил – подал голос и подмигнул нам фарами.

Любимая игра уральских снегоходчиков «Заведи свой снегоход, когда на улице ниже тридцати» может продолжаться от 1 часа до 5 в зависимости от температуры


16 человек и 12 снегоходов должны были проверить друг друга на выносливость и морозоустойчивость. За три дня совершить пробег в 450 километров по горам, где поблизости нет никаких признаков цивилизации. Эта затея на Урале уже получила название «прокладка снегоходной трассы «Север».

Опытные участники экспедиции не испугались уральских морозов и начинают свой трехдневный «забег» с турбазы «Серебрянский камень»


Конкуренты Аляски

В условиях финансового кризиса уральские энтузиасты на свои деньги прокладывают самую длинную в стране снегоходную трассу «Север» – 2500 километров от Екатеринбурга до Ледовитого океана.

– В прошлом году мы уже разведали отрезок около 700 километров по Свердловской области: от Екатеринбурга до границ с Ханты-Мансийским округом, – говорит автор проекта Константин Кузнецов.
– Итогом должна стать действующая трасса с инфраструктурой и ежегодной снегоходной гонкой по типу знаменитой американской «Iron Dog Race», или «Гонки на железных собаках».

Новая трасса должна показать туристам настоящий Урал, с его богатой историей, тайнами и загадками, открыть самые труднодоступные памятники природы и древности


Аляска – одно из самых суровых мест на планете. Температура воздуха там опускается до минус 50. Трасса гонки – это 3200 километров борьбы за выживание. Опасные ледяные ущелья, снежные бури, крутые горные хребты. Именно в этом заполярном крае проводятся самые опасные в мире соревнования на снегоходах. Но Уральский хребет – не менее экстремальное место.

– В жизни каждого снегоходчика рано или поздно наступает такой момент, что просто кататься становится скучно, – продолжает Константин. – И мы придумали себе красивую цель – Северный Ледовитый океан. Слишком глубокий снег, запорошенные коряги, камни – все это мешает продвижению вперед. С каждым препятствием в борьбу вступает не один водитель застрявшего снегохода, а вся команда. Иначе трассу не покорить.

Холодное безмолвие нетронутого хвойного леса нарушал лишь рев наших машин...


Мистики проекту придает тот факт, что снегоходная трасса «Север» проходит через легендарный перевал Дятлова. Тайна гибели группы лыжников не дает покоя пытливым исследователям вот уже более полувека. Но сегодня сюда можно легко добраться на «железных собаках». Это один из самых популярных снегоходных туров на Урале.

Хозяйка уральского леса – сибирская ель не нуждается в новогодних украшениях


В текущем сезоне путешественники проложат снегоходный маршрут по территории Ханты-Мансийского автономного округа – около 800 километров через Ушму – Усть-Манью – Приполярный. Экспедиция намечена на начало марта. Но перед серьезным путешествием люди и снегоходы должны узнать друг друга поближе. На языке снегоходчиков это романтическое знакомство называется «скаткой».

Чтобы костюмчик сидел

В первый день скатки мы должны были проехать 150 километров и заночевать на турбазе «Рассольный». Но погода диктовала свои условия. Минус 35 градусов. Не у всех участников экспедиции оказалась грамотная экипировка.

– У меня шлем запотевает, ничего не вижу! – первым начал панику один из молодых снегоходчиков.

В нашей группе он был самым «красивым» участником. И снегоход, и куртка, и шлем идеально сочетались друг с другом в цветовой гамме, но на серьезный минус этот горнолыжный костюм рассчитан не был. Где-то час наш модник крепился, но все-таки сошел с трассы в последнем населенном пункте на маршруте – поселке Кытлым, который раньше славился как поселок золотоискателей, и на автобусе вернулся на турбазу.

Плоские и округлые хребты Северного Урала с просторными нагорными террасами идеально подходят для любых зимних развлечений, а так же и летнего отдыха на природе


Нам, журналистам, повезло больше. Нас утеплял лично Константин Кузнецов. Пощупав пуховики и осмотрев купленные в Москве модные ботинки, он выдал нам дополнительные куртки, комбинезоны и унты.

Снегоходы буксовали и ломались. Их приходилось постоянно реанимировать и вытаскивать из сугробов на буксире. Железо не выдерживало, но люди не сдавались. Мы не могли достать даже фотоаппараты, чтобы запечатлеть происходящее. Пальцы без теплых перчаток через несколько секунд превращались в ледышки. А Константин с товарищами голыми руками копался в двигателях своих машин и заставлял их заводиться.

Но за пять часов мы пробили лишь 50 километров снежных завалов и уперлись в реку, которая, невзирая на суровые холода, не замерзла.

Константин пошел обмозговывать наше положение, копаясь в своем снегоходе. А мы достали термосы с горячим чаем и порезали сало. Бывалые снегоходчики говорят, что это лучшая еда на морозе. Но есть совсем не хотелось. Не терпелось узнать, что решил наш командир?

– Форсировать открытую реку с ледяной водой в нашей ситуации опасно, – сказал Константин. И, покосившись в нашу сторону, добавил: – Не все участники экспедиции готовы к этому морально. Тем более до базы нам ехать 100 километров, а впереди еще две реки...

Разве можно сравнить ровные полосы глянцевых склонов и красоту нетронутой дикой природы? Чтобы почувствовать эту разницу, надо здесь побывать


Уже в ночи, вернувшись на базу, мы отогревались в русской бане и делились впечатлениями. Да, скатку пришлось отменить, но зато впечатлений была масса. Мы почувствовали энергию холода! Услышали в его безмолвном молчании музыку, зауважали за суровый нрав и навсегда с ним подружились.

На Конжак!

Мороз в минус 40 действовал как анестезия. Ревели моторы, завывал ветер, а мы мчались на вершину горы, чтобы с самой высокой точки увидеть, как холодное солнце падает за горизонт.

Конжак – так уральцы называют самую высокую вершину Свердловской области гору Конжаковский Камень (1569 м). Надо признаться, что все горы в окрестностях уральцы именуют камнями – Серебрянский (1305 м), Тылайский (1470 м), Казанский (1200 м). Действительно, а зачем заморачиваться? Ведь если подумать, что такое гора? Это на самом деле огромный камень.

Летом этот маршрут на Конжак известен среди любителей пробежаться по горным тропам. Он так и называется – марафонская тропа. А зимний путь на эту гору – самый популярный среди снегоходчиков.

Вдоль левого берега реки Серебрянки мы ехали на снегоходах через настоящий волшебный лес. Недаром это место называют «Уральской Швейцарией». Хотелось быстрее подняться на вершину, но наши «железные собаки» стали снова ломаться одна за другой. Один из снегоходов, безнадежно обмороженный, было решено оставить в лесу и забрать на обратном пути. Но скоро отказался ехать еще один, который тащил в гору, тяжело пыхтя, уже троих пассажиров. Его пытались завести в течение часа, но машина отказывалась включаться на таком морозе.

Участники экспедиций на снегоходах должны быть готовы к тому, что если испортится погода или сломается техника, у них есть все шансы заночевать в палатке в лесу и готовить себе еду на костре


Впрочем, на вершину Конжака мы все-таки попали. Всех журналистов туда свозили по очереди.

Когда закончился лес, снегоход влетел на Иовское плато – эта горная площадка на высоте 1000 метров была похожа на взлетно-посадочную полосу для инопланетных кораблей. Нереально красивое место, где нет растительности, а только скалы, лед и ветер. Казалось, это отправная точка всех летоисчислений и времен...

Держаться за специальные ручки приходилось мертвой хваткой. По обледеневшей поверхности снегоход не ехал, а летел со скоростью больше 100 километров в час. Через несколько минут мы были уже на вершине Конжака. Отсюда открывается потрясающий вид на горный хребет Урала и Косвинский камень – интересную гору с плоской, как крышка от кастрюли, вершиной.

Вытащить товарища из сугроба – обычное развлечение снегоходчиков, прокладывающих трассу на целине


С советских времен эта гора окутана тайнами. Ведь в СССР подняться вот так на Конжак, чтобы поглядеть на Косвинский камень, туристы не могли, эта зона была засекречена. Ходят слухи, что именно здесь находилась так называемая система «Периметр» – комплекс автоматического управления массированным ядерным ударом, созданный в разгар «холодной войны». Ведь гора Косьва сложена из дунитов – горной породы, которая блокирует радиоизлучение. А это значит, что объект, который находится внутри нее, невидим для посторонних глаз.

Поваленные деревья, незамерзающие реки и снежные лавины наполняют путь туриста неожиданными приключениями и хорошей дозой адреналина


Не знаю, как на самом деле. Хотя по сей день рядом с Косвинским камнем находится военный городок. А когда стоишь на вершине Конжака и смотришь на Косьву, по коже начинает бежать необъяснимый холодок...

Любимое время года

На третий день мы вконец акклиматизировались, и нам доверили управлять снегоходами. По уже пробитой дороге «железная собака» неслась, как гончий пес. На улице потеплело до минус 30, и нам пришлось, чтобы не спариться, даже расстегнуть куртки.

Маршрут на Конжаковский камень — самый живописный и самый популярный среди снегоходчиков


Мы решили съездить на заброшенную базу МЧС. Хижина на лесной поляне была похожа на домик йети, который ушел погулять и оставил двери открытыми. Жаль, но совсем скоро эти места станут недоступными для туристов. Организация «Дуниты Среднего Урала» собирается сделать карьер на склонах Конжаковского массива, чтобы добывать ценную породу открытым способом. Сквозь волшебный лес уже прорублена дорога.

Иовское плато. Отсюда открывается самый потрясающий вид на гряду древнейших в мире Уральских гор


– Посмотрите, какая красота вокруг! – восхищался Константин, прокладывавший нам путь на своей «Ямахе». – Уральские туристы собирают подписи в защиту этих мест, но вряд ли это поможет.

Еще в третьем классе, начитавшись Жюля Верна, мальчик Костя решил отправиться в путешествие и пошел в сторону темного леса. Через какое-то время снег забился ему в ботинки, Костя разревелся и вернулся домой. Но попытку повторил, когда вырос. Сначала увлекся фрирайдом – спуском по необработанным склонам на лыжах. А потом организовал в Екатеринбурге Клуб искателей приключений.

– 54 градуса – самый экстремальный минус наших экспедиций, – рассказывает Константин. – Водка превращалась в кисель, пластиковые панели на снегоходе ломались, как яичная скорлупа, металл превращался в хрупкий хрусталь.

В одной из таких экспедиций он обморозил себе ноги, попал в больницу и был на грани ампутации. В другой раз решил поставить над собой эксперимент и 14 дней ничего не ел.

– Соседи по подъезду спрашивают, когда я возвращаюсь с гор: «Опять катались на Конжаке? А что, возле Екатеринбурга кататься негде?»

Но разве можно сравнить ровные полосы глянцевых склонов и красоту нетронутой дикой природы? Чтобы почувствовать эту разницу, надо здесь побывать. И мы обязательно на Урал вернемся. Нет сомнения, что однажды и вы, сев на снегоход, запишете суровую российскую зиму в свое любимое время года.

Отдых в России
Оксана Семенова, Светлана Иванова